Пейнтбол для всех-
все для пейнтбола!
+7(495)644-30-80
E-mail: info@paintball.ru

Сценарные игры

Историческая справка



Трансвааль, Трансвааль, страна моя...

Часть III. Завязка
Часть VII. Война и мир 


Часть I. Предыстория и предпосылки
Колонизация Южной Африки началась в XVII веке, когда голландцы основали первые поселения в районе нынешнего Кейптауна. Следом за голландцами в Южную Африку поехали немцы, датчане и французы. Смешение европейских поселенцев с преобладанием голландцев породило своеобразную нацию – буров (от голландского слова boer, т.е. крестьянин). Буры придерживались весьма ортодоксальных религиозных воззрений, воевали с местными племенами, обращали негров в рабов и все больше продвигались вглубь континента.

Англия в это время была занята в первую очередь своими индийскими и американскими колониями, до Южной Африки руки еще не дошли. Но усиление британского присутствия в Индии подразумевало напряженный маршрут вокруг Африки, на котором, как грибы, росли опорные пункты империи – Гамбия, Камерун, Гана и Нигерия на западном побережье, Танганьика, Занзибар и Кения - на восточном. Серьезная «дырка» на маршруте была только в Южной Африке, и в 1795 году англичане, отбив у Голландии Капскую колонию, начали ее англизировать – были введены британские законы, английский язык в качестве официального, поощрялось переселение из Англии, принявшее большой размах. 
В начале 1830х годов века Британия отменила рабство, что привело к резкому ухудшению экономического положения бурских хозяйств – компенсация за потерю рабов была небольшой, плюс приток английских поселенцев привел к недостатку земель. В результате в середине 1830х буры массово двинулись из прибрежных районов вглубь континента, за реку Вааль. Имея на руках огнестрельное оружие, буры где силой, где переговорами оттяпали земли помиравшего к тому моменту государства зулусов и создали на них две новые колонии – Трансвааль и Оранжевое свободное государство (оранжевый – традиционный геральдический цвет Голландии) в которых, разумеется, было разрешено рабство. Повсюду буры легко совладали с кафрами, как тогда называли местных негров, и создали обширную зону под прочным контролем европейцев, но независимую от британской короны, что, конечно, беспокоило подданных последней. В конце концов, после нескольких объявленных и необъявленных войн, англичане достигли шаткого мира и согласия с бурами, признав независимость Трансвааля в 1852 году, а Оранжевой республики – в 1854. 
За Вааль уходило, в основном, сельскохозяйственное население, т.е. по определению обладавшее более низким образовательным уровнем и более высокой религиозностью - практически единственным чтением была Библия. Фермы были раскиданы далеко друг от друга, работа на земле и со скотом не требовала даже умения писать и оба государства «законсервировались» на уровне 17-18 века. Марк Твен отзывался о бурах как о «белых дикарях» и ставил их даже ниже «дикарей черных».
Такой изолированной от всего мира жизнью буры просуществовали лет 30, до конца 60-х, т.е. до открытия в Южной Африке алмазов, а впоследствии и золота. От такого счастья Британия отказаться, естественно, не могла, движение за алмазами возглавил легендарный Сесиль Родс, изобретатель тачанки и основатель колонии, названной впоследствии в его честь – Южной Родезии (ныне Замбия и Зимбабве). Родс занимал ряд высоких постов в британских колониях на юге Африки и всячески пытался прибрать к рукам бурские государства.
Золото и алмазы, разумеется, притягивали к себе уйму народа – в основном, англичан. В Трансваале и Оранжевой возникли шахты, карьеры и прочие выработки, а также первичная обработка добытого и естественно, что все это оказалась в руках англичан, так как для работы геологом, маркшейдером, горным мастером или просто директором шахты нужно было, как минимум, уметь читать и писать, чем не могли похвастаться большинство буров. Ойтландеры (от голландского uitlander – «иностранец») понемногу прибрали и торговлю и стали, таким образом, наиболее образованной и обеспеченной частью населения бурских республик. Однако они не были гражданами – вся государственная власть была сосредоточена в руках буров (например, занимать государственные должности могли только кальвинисты), которые внезапно получили 10-кратное (!) увеличение государственных доходов в виде налогов с ойтландеров и добывающей промышленности. 
Приезжих становилось все больше и больше и к рубежу веков ойтландеры составляли до 40% населения Трансвааля, не обладая при этом избирательными правами, но являясь основными налогоплательщиками в стране. Англичане оказались ровно в том же положении, в каком в свое время были американские колонии и точно так же требовали соблюдения принципа «нет налогов без представительства» - они требовали гражданских прав, отмены дискриминационных ограничений по религии и языку, снижения ряда налогов и пошлин. Как водится, часть ойтландеров была готова к вооруженной борьбе.
mapSA.jpg


Часть II. Между первой и второй...  
Англичане потихоньку аннексировали окружающие буров территории, то после стычек с другими колониальными державами (в основном, с Германией или Португалией), то после войн с местными племенами (из которых наиболее известна Зулусская война 1879 года). Буров такая ползучая экспансия, естественно, напрягала, даже несмотря на британскую попытку создать федеративный союз английских и бурских колоний по канадской модели (где соединились английские и французские территории). В 1877 году Англия, в нарушение договора, объявила об аннексии Трансвааля - ровно после того, как правительство республики успешно поставило страну на грань полного финансового дефолта. Выбравшись благодаря англичанам из финансовой ямы, благодарные буры в конце 1880 года выперли из страны британский контингент и провозгласили восстановленную независимость, после чего немедленно подтвердилась англо-бурская война №1. Первым под раздачу попал отряд подполковника Анструтера, которому буры предложили развернуться и топать восвояси. Анструтер отказался и в течении следующих нескольких минут почти весь отряд полег под снайперским огнем, остатки по приказу смертельно раненого командира сдались. Буры обложили несколько мелких фортов, англичане пытались их вызволить, неся тяжелые потери – ибо воевали в основном в сомкнутых пехотных порядках, в красных мундирах и белых штанах против опытных стрелков, быстро передвигавшихся по бушу на пони. Практически в каждом столкновении англичане теряли 30-50% всех сил против нескольких человек у буров. Общий итог войны был 40/400 по убитым и 50/300 по раненым в пользу буров, чему в немалой степени способствовало и английское командование, придерживаясь явно негодной тактики, не уделяя внимания связи и серьезной разведке. Уже в марте 1881 года был заключен мир, по которому Трансвааль был признан самоуправляемым, под неким британским «надзором». Буры формально признали главой государства королеву и передали англичанам вопросы отношений с местными племенами. Окончательно мирная конвенция была ратифицирована в октябре и последние британские войска покинули Трансвааль. Затем, мало-помалу буры осторожненько довели дело до Лондонской конвенции 1884 года, по сути, аннулировавшей все достижения британской аннексии.
Но в 1886 году в 50 километрах к югу от Претории, вдоль хребта Витватерсранд или скоращенно Ранд,   были обнаружены крупнейшие в мире залежи золотой руды. Залежи были не самые богатые, но исключительно удобные для промышленной разработки. Британские аппетиты возросли и судьба бурских республик была, в общем-то, решена, тем паче что империя вовсю педалировала амбициозный проект трансафриканской железной дороги от Каира до Кейптауна, которая дала бы англичанам контроль практически над всем материком.
Уже в 1890 году общая сумма капиталовложений в золотодобычу Ранда составила около 23 миллионов фунтов стерлингов – сумму по тем временам грандиозную. При этом британских инвесторов, чьи интересы выражали министр колоний Чемберлен и премьер-министр Капской колонии Родс, крайне беспокоили тесные отношения между Преторией и Берлином – буры считали германскую поддержку единственным противовесом английскому давлению. Впрочем, Германия относительно легко буров сдала – как только в 1899 году договорилась с Англией по Самоа и Багдадской железной дороге.
Первоначально попытки получить контроль над Трансваалем и Оранжевой были мирными – от лица ойтландеров Англия требовала для них уравнения в правах с бурами, затем колониальная администрация перешла к «частным войнам», наподобе тех, которые Британская Южно-Африканская компания Родса вела против местных племен. С его подачи в 1895 году была предпринята «экспедиция Джемсона» - вторжение отряда добровольцев из Родезии в Трансвааль с целью захвата Йоханнесбурга. Несмотря на поддержку со стороны Британии, дело кончилось плохо – отряд был окружен и пленен, восстания ойтландеров не случилось. Большого шума наделала телеграмма кайзера Вильгельма президенту Крюгеру с поздравлениями бурам (в особенности пассаж о том, что победа была достигнута без помощи «дружественных государств»). В общем, с провалом экспедиции Джемсона, стало ясно, что прибрать Трансвааль и Оранжевую «малой кровью» не удастся. Англия продолжала предъявлять бурам за ойтландеров, буры почти все требования принимали, но каток уже поехал с горы – подготовка к войне началась с обеих сторон. 29 августа 1899 года Чемберлен выступает с новыми требованиями, на которые буры отвечают предъявлением ультиматума.
  

Часть III. Завязка
Армии Трансвааля и Оранжевой строились по швейцарскому принципу – граждане хранили оружие по домам и были приписаны к территориальным частям, кадровыми были только артиллеристы. В каждом округе создавался полк-«коммандо», в который надлежало явиться со своей винтовкой, в своем обмундировании и на своем коне. Ополченцы были в подавляющем большинстве фермерами и в своей повседневной жизни добывали мясо охотой и проводили уйму времени в седле, отчего «коммандос» были отличными наездниками и стрелками.  
В середине 90-х годов, видя нарастающее давление со стороны Британии и получив «алмазные» налоги, правительства бурских республик предприняли масштабное перевооружение, закупив самое современное на тот момент оружие у стран – традиционных противников Англии. В первую очередь это были маузеровские винтовки 1893-95 годов (так сказать, бета-версия знаменитой 96-й, которая в ходу до сих пор), тяжелые и скорострельные полевые орудия Круппа и Крезо, пулеметы. Несмотря на великолепный по своим умениям контингент и отличное вооружение, никакой систематический военной подготовки в республиках не велось (все сводилось к умению ездить верхом и хорошо стрелять), отчего бурские части предпочитали отсиживаться на позициях, отличались слабой боевой устойчивостью и нежеланием решительно атаковать и даже преследовать разбитого противника. Более того, не было у буров и сколько-нибудь вменяемого стратегического руководства – планирование велось буквально на коленке.
В результате мобильные и отлично вооруженные силы буров насчитывали около 35 тысяч человек при 80 орудиях и 40 пулеметах, из которых четверть была размазана вдоль границ, а остальные сформировали три группы:
- восточная генерала Жубера, 20 тысяч при 40 орудиях и 16 пулеметах на стыке границ Трансвааля с Наталем и Оранжевой;
- западная генерала Кронье, 10 тысяч при 20 орудиях и 8 пулеметах - против Мафекинга и Кимберли;
- южная генерала Гроблера, 5 тысяч при 20 орудиях и 6 пулеметах у Спрингфонтейна.
Первоначально задачей всех этих сил была оборона и лишь после оценки обстановки, на которую ушло пару недель, буры решились наступать.
Англия с сердины 90х годов сумела нарастить свои силы на юге Африки до 25 тысяч колониальных войск, вооруженных винтовками Мартини-Энфилд и Ли-Метфорд. На тот момент англичане в разработке стрелкового оружия отставали лет на 5 – достаточно сказать, что бездымный порох был принят на вооружение лишь в 1895 году, т.е. на 7 лет позже французов и немцев. Группировка британских сил была такова:
- в Капской колонии 4500 регулярных и 7000 местных войск с 12 орудиями.
- в Натале 13 тысяч человек при 50 орудиях, причем половина от этого числа относилась к войскам «крепостного» типа – неспособным к самостоятельному маневру и преследованию.
Капские войска были растянуты вдоль границы, гарнизонами на станциях. Такое положение делало их крайне уязвимыми. 
В Натaле же к концу сентября основные силы сосредоточились в Ледисмите (4000 человек) и Гленко (6000 человек), остальные – точно так же, как и в Капе, гарнизонами на станциях. Расстояние между группами в Ледисмите и Гленко составляло всего 100 километров.
Первые подкрепления могли прибыть в Южную Африку не раньше конца октября.

29 августа 1899 года Чемберлен выступает с новыми требованиями, на которые буры выдвигают ультиматум:
- передать англо-трансваальские споры на рассмотрение третейского суда;
 удалить от границ бурских республик сосредоточенные там вооруженные силы;
- отозвать войска, введенные в Капскую колонию за последний год;
- не высаживать ни в одном порту Наталя и Капской колонии воинские части с кораблей, приближавшихся к Южной Африке. 
29 сентября кабинет министров Великобритании отклоняет ультиматум. Оценив к тому моменту обстановку как крайне для себя благоприятную, буры приняли решение нанести удар первыми, пользуясь преимуществом в мобильности и вооружении, разгромить в своеобразном «блицкриге» английские войска до того момента, как империя раскачается и успеет перебросить достаточные подкрепления. В условиях вполне вероятного разгрома англичан и беззащитности Наталя, Родезии и Капской колонии, буры рассчитывали продиктовать Англии свои условия. Общий замысел был вполне очевиден – обеспечить безопасность с запада путем контроля над железной дорогой в Родезию и разгромить основную английскую группировку в Натале. Ошибкой плана было действие сильными группами против сильного же противника, а слабыми – против слабого, вместо того, чтобы, создав ощутимый перевес, разгромить противника по частям. Но основной стратегический промах – главный удар не на юге, а на востоке. Если в Натале можно было добиться лишь уничтожения первого эшелона английских войск, то в Капской колонии (в заметной степени населенной теми же бурами) был хороший шанс вызвать восстание и, сбивая слабые британские заслоны, уничтожить не только войска противника, но и запасы, инфраструктуры и порты, без которых английское развертывание было немыслимо. В общем, «Годзилла  … в тактике он не разбирался и не хотел, а  потому, вместо  того, чтобы сосредоточенными ударами сокрушить одну башню за другой, кинулся  на все четыре сразу, благо голов как раз хватало» (с)АБС.
Тем не менее, к концу сентября 1899 года обе стороны были убеждены, что делов-то на полмесяца – англичание окрестили грядущий конфликт tea-time war и полагали, что он завершиться до конца года. Буры также считали, что, вздрючив англичан по примеру первой войны, разойдутся по домам до сбора урожая. В общем-то, промахнулись не на много – всего года на 2. 
 

Часть IV. В осаде сидела нечисть бывалая и самоотверженная
11 октября президент Пауль Крюгер от имени Трансвааля и Оранжевой республики объявил Англии войну. 
Уже ночью на 12-е отряд Коса Деларея захватил железнодорожную станцию Краайпан. Днем отряд разобрал рельсы и занял позиции по сторонам железной дороги, в эту ловушку угодил бронепоезд «Москито», последовал 5-часовой бой, к утру 13 октября команда бронепоезда капитулировала. Бурам достались две 7–фунтовые пушки, винтовки, изрядный запас снаряжения и патронов, включая разрывные пули «дум-дум». 
12 октября пятитысячный отряд буров под командованием Пита Кронье осадили в Мафекинге гарнизон в 700 человек при 2 орудиях и 6 пулеметах. Несмотря на то, что британские силы были представлены иррегулярными войсками, англичане под руководством полковника Баден-Пауэла (впоследствии – основателя скаутского движения) уперлись и держали город 217 дней, до прихода английских сил. Буры, предпочитавшие отстреливать англичан из окопов, брать город штурмом не пожелали, и уже в конце октября Кронье увел основные силы на юг, к Кимберли, оставив для продолжения осады лишь 2 тысячи человек. 
Кимберли, где к началу всей заварухи оказался самолично премьер-министр Капской колонии Сесиль Родс, был взят в осаду 15 октября. Гарнизон состоял из английской роты и колониального полка.
На восточном направлении все происходило точно так же – быстрый начальный успех, взятие нескольких городов, осада основных английских сил в Ледисмите, попытки деблокады и потери.
Командовавший там генерал Уайт догадался выслать бригаду для контроля над угольными копями Данди (уголь оттуда был нужен англичанам для обеспечения судоходства в Индийском океане), находившимися во впадине между холмами. Вот с этих холмов бурская артиллерия и накрыла бригаду. Командир бригады скомандовал контратаку, и даже сумел выбить буров с позиций – ценой собственной жизни и еще 450 убитых. Это было первое сражение войны – сражение у холма Талана. 
Несмотря на тактические успехи англичан в некоторых стычках, уже 30 октября буры заблокировали натальскую группировку в Ледисмите и начали артиллерийский обстрел. Попытка сбить бурские батареи с позиций стоила англичанам 140 убитых и более 1000 пленных.
ladysmith.jpg
 
На юг буры двинулись только в ноябре, заняв несколько городов и приняв в свои ряды местных поселенцев голландского происхождения. 10 декабря британцы при двукратном численном превосходстве атаковали позиции буров у Стромберга, но откатились, причем буры взяли до 600 пленных. 
На этом фаза «блицкрига» закончилась – одновременная осада трех городов требовала изрядных сил и у буров просто не осталось войск для дальнейшего наступления. Время начало работать на Англию.
Прибывший во главе корпуса из трех дивизий генерал Буллер первоначально планировал наступление на север вдоль основных железных дорог на Блумфонтейн и далее на Преторию, но под давлением общественного мнения был вынужден биться лбом в стену – действовать против основных сил буров и снимать осады.
На деблокаду Кимберли и далее Мафекинга была отряжена 1-я пехотная дивизия Мэтуэна (до 10 тысяч человек, 16 орудий) при поддержке бронепоезда. Дивизии пришлось пробиваться через несколько последовательных позиций буров у Бельмонт, Энслин, реки Моддер и Магерсфонтейна, каждый раз неся потери – за месяц около 2000 человек. Несмотря на полученные подкрепления (пехотную бригаду, кавполк и две батареи) и то, что каждый раз удалось сбивать буров с позиций, наступление к середине декабря застопорилось.
В середине декабря война батальонными колоннами против рассыпного строя и устаревшими винтовками против новейших «маузеров» дала свои плоды: в ходе «Черной недели» с 10 по 15 декабря Англия понесла несколько чувствительных поражений – у Магерсфонтейна, Стромберга (850) и Коленсо (1200). 
10 декабря при попытке отбить узловую станцию Стромберг генерал Гатакер отдал ряд откровенно ошибочных приказаний. Результат  – из 3-тысячного отряда 150 человек убито, 600 взято в плен, захвачены 2 пушки.
11 декабря у Магерсфонтейна дивизия Мэтуэна численностью 14000 человек атаковала бурские позиции. Шотландская бригада напоролась на таншеи в неожиданных местах, была прижата огнем к земле и, после 9-часового лежания на жаре посреди поля, практически бежала. Результаты – 150 убитых, 700 раненых.
15 декабря у Коленсо 21 тысяча английских войск с Буллером во главе предприняла попытку переправы через Тугелу, где их ожидали 8 тысяч буров под командованием Луиса Боты. Сочетанием точного ружейного и артиллерийского огня буры отбили все попытки перейти реку. Результаты – 150 убитых, 750 раненых, 250 пропавших, захвачено 10 пушек. Потери буров – 40 человек.
  

Часть V. Империя получила урок – Империя благодарит! 
Переброска войск в Южную Африку началась еще до войны, а после 11 сентября только усилилась. Уже к январю 1900 года британское командование располагало в Южной Африке 120 тысячами солдат, к февралю – 180, а к концу войны перевозки достигли вполне приличной для ХХ века цифры – полумиллиона солдат. 
Пока шло накопление сил, Буллер сделал еще одну попытку деблокады Ледисмита, приведшую к сражению у Спион Коп. Англичанам удалось сбить буров с вершины холма, но отсутствие приказов из штаб-квартиры , истощение солдат и нехватка патронов вынудили командира бригады к вечеру оставить позиции, превратив победу в поражение. 30 тысяч англичан против 8 тысяч буров потеряли около 400 человек убитыми, 1000 – ранеными и 300 – пленными и пропавшими. Потери буров составили 350 убитых и раненых. 
Тем не менее, в осадных сидениях стали проявляться негативные стороны милиционной армии – уставшие от войны буры самовольно отправлялись «проведать домашних», или, наоборот, семьи со всем скарбом приезжали на передовую, отчего непомерно разбухали обозы и лагеря. Вообще, кроме исключительных индивидуальных качеств, хорошего оружия и свежего подхода к делу ряда командиров, более за бурскими «армиями» плюсов не было – у бойцов не было какой-либо тактической подготовки, у командиров – маломальского военного образования, служба тыла была чистой импровизацией. Марш совершался натуральным табором – бойцы и обоз вперемешку, частенько без охранения. Командиров (не обладавших, между прочим, дисциплинарной властью) выбирал общий сход и эта практика была продолжена в военное время - коммандо голосовало, нужно ли атаковать, генералам приходилось убеждать войско в необходимости того или иного действия. В этом смысле буры отстали даже от казаков XVI века – избранный кругом наказной атаман в походе был беспрекословным начальником. Религиозность и постоянное упование на Бога тоже были не лучшими качествами на войне – в Библии написано много, но вряд ли ее можно считать подходящим для тех лет военным справочником. Вообще, по уровню религиозной упертости и общей культуры буры сильно походили на современный Талибан. 
То же осадное сидение работало на Англию – подкрепления все прибывали и прибывали, вырабатывались способы противодействия винтовочному огню, приживалась новая тактика – рассыпной строй, траншеи, комбинированное использование артиллерии, пехотных атак и кавалерийских рейдов. Понемногу вспоминался даже забытый опыт Гражданской войны в США и атаки колоннами на окопавшегося противника прекратились.
После смещения Буллера и назначения главкнокомандющим фельдмаршала Робертса, британская армия перешла в наступление. Точно также под давлением общественного мнения Робертс был вынужден отказаться от удара на наиболее перспективном северном направлении и спасать осажденные города. Основные силы были сконцентрированы на Оранжевой реке вдоль Западной железной дороги под прикрытием дивизии Мэтуэна. Война в январе замерла – буры не предпринимали потыток штурам, кроме того, жаркое лето выжгло траву, что ослабило бурских коней и обозных волов.
10 февраля 1900 года, после реорганизации тыла и создания принципиально новой схемы снабжения, Робертс обошел бурские позиции у Магерсфонтейна, а массированная кавалерийская атака Френча позволила 14 февраля деблокировать Кимберли. Тем временем Робертс оттеснял 7-тысячный отряд Кронье, обросший гигантским обозом, от Магерсфонтейна к Блюмфонтейну. Истощенная дивизия Френча совершила тяжелейший 50-километровый марш и перехватила переправы через Модер у Паардеберга, куда направлялся Кронье. 18 февраля Робертс загнал силы Кронье в укрепленный лагерь и, после неудачного штурма, подтянув артиллерию, начал систематический обстрел буров. После 10-дневной блокады, не рискнувший бросить обозы и пробиваться только конными отрядами Кронье был вынужден капитулировать. Тем временем в Натале Буллер атаковал всеми силами, сумел 26 февраля переправиться через Тугелу, сбить буров с позиций у Коленсо и снять 118-дневную блокаду с Ледисмита 28 февраля – общей ценой в 7 тысяч убитых.
Капитуляция Кронье

Сдача армии Кронье и поражение у Ледисмита изрядно деморализовали буров – стало ясно, что против лома нет приема. Робертс провел наступление с запада на Оранжевую республику, рассеял бурские заслоны у Поплар Гров и занял Блюмфонтейн 13 марта. Небольшая западная группа продолжала продвижение вдоль железной дороги от Кимберли к Мафекингу и 18 мая сняла с него осаду. 28 мая Британия официально аннексировала Оранжевую республику. 
После задержки в Блюмфонтейне, вызванной отставшим снабжением и эпидемией тифа, Робертс продолжил движение на север. 31 мая был занят Йоханнесбург, 5 июня – столица Трансвааля, Претория. После захвата столиц Британия полагала войну законченной, но еще до падения Претории бурские генералы провели в Кроонстаде совещание, на котором выработали новую стратегию партизанской войны на коммуникациях.  
  

Часть VI. Партизанен пуф-пуф! 
Лишившись столиц и государственной инфраструктуры (президент Крюгер, заваривший всю эту кашу, благополучно смылся через Мозамбик в Европу, где гастролировал в поисках поддержки и денег), буры перешли к тактике махновщины. Коммандо вернулись в те округа, где и были набраны, бойцы прикопали винтовки, разошлись по домам и перешли в состояние мирных абрикосов, готовых мгновенно превратиться в вооруженных урюков по сигналу полевых командиров, кочевавших по вельду во главе мобильных групп. 
Первым успехом новой тактики стала засада Девета на английский обоз 31 марта 1900 года под Блюмфонтейном – убито 150 англичан, взято в плен 430, захвачено 7 пушек и большое количество снаряжения. Вскоре выяснилось, что для обширных бурских республик мало даже 250-тысячной армии – английский контроль заканчивался на дальности ружейного огня. На руку бурам сыграло и убеждение Робертса в том, что с падением столиц война закончена, и замена боевых частей в гарнизонах на ополчение. Только в июне 1900 года в результате налетов и засад англичане потеряли около 1500 человек за 10 дней. 
Однако отсутствие надежных средств связи лишало партизан цельного плана и возможности нанести империи реальное поражение – мелкие кровопускания были болезненны, но не смертельны, они лишь снижали боеспособность английских войск. Буры также пытались дипломатическими средствами обеспечить давление со стороны «близких по крови» Германии и Франции на Британию, чтобы заключить мир и сохранить независимость. Однако, у европейских держав своих забот было по горло, и никто не рискнул ввязываться в разборки из-за кучки гугенотских фанатиков на краю света.
Бороться с партизанами пришлось новому командующему – генералу Китченеру (впоследствии военному министру империи). Методы, выработанные англичанами, впоследствии применялись при борьбе с герильей на протяжении всего ХХ века. Во-первых, вдоль всех дорог были построены около 8000 – да-да, около восьми ТЫСЯЧ блокгаузов (блокпостов) на 5-10-15 солдат, на расстоянии выстрела друг от друга и соединенных проволочными заграждениями. Их суммарный гарнизон составлял порядка 50000 человек (буры насчитывали максимум 30000). При необходимости, бурские отряды прорывались через заграждения между блокгаузами, но ни один мост, охраняемый блокгаузом, взорван не был. Во-вторых, поддерживавшее партизан население было решено сконцентрировать в каких-нибудь местах под надзором. Места эти получили печально известное наименование концентрационных лагерей. В-третьих, применялась тактика выжженной земли – «партизанские» фермы сжигали, скот отбирали в пользу армии, колодцы травили. В-четвертых, англичане сформировали около 90 рейдовых контрпартизанских групп – отрядов кавалерии из отборных солдат с местными проводниками. В эти группы в большом количестве (до 20 тысяч человек!) вписались кафры и зулусы, имевшие большой зуб на рабовладельческие повадки буров. Рейдеры уничтожали партизанские лагеря и базы, загоняли буров к линиям блокгаузов и замыкали окружение при больших облавах. Патрулировавшие железные дороги бронепоезда использовались и как средство переброски подкреплений. Именно рейдовая тактика в сочетании с блокгаузами и бронепоездами стала действенным способом борьбы с бурами.
В Оранжевой основной партизанский район располагался на северо-востоке, на плато Брандватер, что позволило летом 1900 года англичанам легко заблокировать перевалы. Было пленено около 4500 буров – но Девет и ударное ядро ускользнули на запад. В январе 1901 года Девет с отрядом попытался поднять восстание среди буров Капской колонии, но потерпел неудачу и с трудом отступил обратно в Оранжевую республику. Английский контроль там был довольно прочен и Девет только к концу года сумел нанести удар в Гроенкопе – но отряженная Китченером погоня стоила бурам 300 бойцов. 
В восточном Трансваале отряды Боты потрошили обозы и даже вторглись в Наталь, где разбили британцев недалеко от Данди. Вернувшись в Трансвааль, Бота разбил одну из рейдовых колонн англичан, что привело к широкомасштабной облаве, и Бота был вынужден укрыться в Свазиленде.
В населенной бурами части Капской колонии, на территории империи, местные власти не допустили сожжения ферм и угона жителей в концлагеря. Тем не менее, именно здесь партизанская война приняла наиболее жестокие формы, когда обе стороны преследовали гражданских сторонников противника - после разгрома небольшого отряда буров у Гроенклоофа взятые в плен местные команданты Лоттер и Шееперс были казнены не просто за измену, но и за убийства военнопленных и мирных жителей. Самым известным инцидентом стала «резня в Лелейфонтейн», где по приказу команданта Мартиза было убито 35 мирных жителей.
С сентября 1901 года в среднем Кейпе оперировал отряд Сматса, который сумел не только выскочить из многочисленных ловушек, но и разгромить часть преследователей на реке Эландс, взяв уйму трофеев. С этого момента и до конца войны отряды Сматса только увеличивались, достигнув к весне 1902 года 3000 человек. Однако столь чаемого лидерами буров восстания не случилось и ситуация в Капской колонии в целом оставалась стабильной.
В западном Трансваале оперировал Деларей, в декабре 1900 года он крепко потрепал английскую бригаду в Нойтгедахте, после чего за ним была отряжена массированная, но безуспешная погоня. Успешными для буров стал и ряд стычек осенью. В феврале 1902 года Деларей разбил английскую колонну, захватил пленных и снаряжение. Облаву на него возглавил генерал Мэтуэн. 7 марта Деларей атаковал арьергард англичан, в возникшем замешательстве Мэтуэн был ранен и взят бурами в плен. В ответ англичане перебросили в западный Трансвааль войска и уже 11 апреля атака буров под Роойвалем была встречена метким огнем с позиций на холмах. Буры понесли тяжелые потери, и этот бой стал последним в войне.
 

Часть VII. Война и мир
К весне 1902 года в концлагеря согнали более 200 тысяч человек – наполовину бурских женщин, детей и наполовину негритянского населения (пленных буров-мужчин отправляли за океан). Лагеря планировались именно как места для временного поселения, но «хотели как лучше, а вышло как всегда». Система снабжения, еле-еле справлявшаяся с нуждами армии, захлебнулась, и от голода и болезней умерло около 15 тысяч человек в лагерях для черных и 26 тысяч человек (из которых половина – дети) в лагерях для белых. Находившиеся в лагерях для белых формально считались военнопленными и одно из английских официальных извещений гласило «В Порт-Элизабет умер военнопленный Д.Герцог в возрасте восьми лет». Под давлением общественного мнения практика сгона в концлагеря прекратилась к концу 1901 года.
Одновременно новая тактика постоянного давления на партизан, снижавшая их боеспособность и маневренность, и «выжженная земля» приносили свои плоды. Буры-партизаны были вынуждены искать новые источники снабжения, т.е. отнимать их у негров и английское командование получило еще один надежный источник информации, проводников и т.д. В целом, обе стороны воздерживались от вооружения негров и это была «война белых», за исключениям ряда случаев, когда племена сводили старые счеты с бурами.
В целом, к весне 1902 года среди партизан на фоне усиливавшегося военного давления англичан крепла уверенность, что цена свободы становится слишком высокой и что войну надо как-то заканчивать. К тому моменту какая-либо власть в бурских республиках де-факто была сосредоточена в руках полевых командиров, которые и приняли одно из мирных предложений англичан. В мае 1902 года сложили оружие последние отряды, а 31 числа в Феринихинге под Преторией был подписан мирный договор, по которому Великобритания аннексировала бурские республики. Взамен буры получили амнистию участникам боевых действий, культурную автономию, 3 миллиона фунтов стерлингов возмещения убытков и обещание самоуправления.
Война обошлась обеим сторонам в 75 тысяч погибших – 8 тысяч боевых потерь и 14 тысяч смертей от болезней у англичан, 6-7 тысяч боевых потерь и 20-28 тысяч умерших в концлагерях у буров и около 20 тысяч среди местного населения – и в боях, и в лагерях. «Выжженная земля» серьезно изменила структуру сельскохозяйственного общества буров – многие были вынуждены оставить фермы и пополнили ряды городского пролетариата и шахтеров.
Послевоенная английская политика была довольно мягкой, тем более что колониальная администрация лорда Милнера получила карт-бланш на восстановление и реконструкцию и тем самым была избавлена от необходимости прислушиваться к общественному мнению. Например, многие «непримиримые» буры, которые отказались вписаться в британское подданство, уехали из страны сразу после войны, но вернулись в следующие 10-15 лет, причем зачастую без формальной процедуры принятия британского подданства.
С 1906 года началось возвращение бурам самоуправления, и уже в 1910 году по канадским мотивам был создан Южно-Африканский Союз, объединивший английские, бурские и негритянские территории. ЮАС получил статус доминиона и сыграл весьма важную роль в британской политике в ходе двух мировых войн. С началом 1й Мировой войны Бота и Сматс подтвердили преданность британской короне, направив местные войска на захват германской Юго-Западной Африки (ныне Намибии) и подавив прогерманское восстание «непримиримых». Мятежников упекли в тюрьмы на сроки в 6-7 лет, но через два года выпустили, и позволили создать собственную партию (которая пришла в 1948 году к власти и создала систему, известную как апартеид).

Литература
А.Конан-Дойл «Англо-бурская война» - история войны, написанная военным врачом. Взгляд исключительно с "английской стороны";
Л.Буссенар «Капитан Сорви-голова» - а тут наоборот, апологетика буров и сплошные приключения. Дивная книга для детей 10-15 лет; 
Х.Р.Девет «Воспоминания бурского генерала» - написанные по горячим следам и опубликованные уже в декабре 1902 года, всего через полгода после окончания войны.
У.Черчилль «От Лондона до Ледисмита» - это военная корреспонденция Черчилля, письма, отправленные им в газету с ноября 1899 по март 1900 года.
И.Г.Дроговоз «Англо-бурская война» - добротное научно-популярное изложение причин, хода и результатов войны;
А.А.Свечин «Эволюция военного искусства», глава «Англо-бурская война» - глава из книги крупного русского и советского военного теоретика.


Назад в раздел


Новости

PUSH - краткий видеообзор

13.11.2017

Тема и дата БПМ-2017

30.10.2017

Адреналин-12

29.09.2017
All contents © copyright 1998-2017 Фонд Развития Пейнтбола.
Статьи
тел. (495)785-17-62